Асютка
Любящие делятся на две группы: те, кто может прощать, и те, кто этого не умеет.
Глаза открываются сами по себе, хотя организму ужасно хочется спать, да и все тело сковано невероятной слабостью. Но одно только появление этого человека в комнате вырывает из тяжелого сна, и все инстинкты просто вопят - опасность!
Единственный стул сейчас стоит напротив кровати, и на нём сам Дардарик Окорнский.
-Нарушение запрета магии. Нападение на Смотрителя. Скажи, почему я не должен убивать тебя? - Голос спокоен, но ненависть просто разлита в воздухе.
-Я хотела знать, что происходит. - Странно, хотя все инстинкты просто вопят об опасности, не чувствую страха, впрочем он и не хочет пугать.
Архимаг Всех Земель в раздумьях. Если бы решения принимал лишь он, то все участники мятежа Змей давно бы стали прахом и пеплом, но пока влияние Короны и Собрания сильнее, чем желание самого могущественного мага. Интересно, Дардарик, ты ненавидишь меня и за это? За их опасения, настолько большие, что проще оставить в живых преступников, используя нас как источники волшебной силы, чем ослаблять себя и дать Окорнскому Архимагу еще больше власти.
-Теперь знаешь, хотя и не должна. - Ни слова, ни голос не несут угрозу. Так же как меч палача, это всего лишь предметы, не наполненные действием, абсолютно безопасные. Но приговор вынесен, и поэтому горло перехватывает, точно тисками, капилляры в носу лопаются один за другим, сердце заходиться в каком-то бешеном ритме, а сознание, словно оторванное от корчившегося тела, до сих пор не ощущает страха. Клянусь всем, что еще осталось во мне от мага, Дардарик не творил волшебство! Он просто ненавидел.
-Должна... знать...что... происходит. -Слова с трудом протискиваются через сведенное горло и онемевшие губы.
Этот жалкий скрежет неожиданно помогает, и сила, вырывающая из тела жизнь, отступает. Ловить воздух чуть приоткрытыми губами - больно, но необходимо. Прикрываю глаза, сосредоточившись на дыхании. Смотреть на стул нет необходимость, Дардарик покинул комнату.

@темы: Строчки, Своя выдумка